1
+7 (495) 783-16-65
с 9.30 до 18.30
Заказать обратный звонок


* - Поля, обязательные к заполнению


Нажимая кнопку «Заказать обратный звонок», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным Законом от 27.07.2006 г. №152-ФЗ «Об обработке персональных данных», на условиях и для целей, определенных в Согласии на обработку персональных данных».

Внешний консультант: какова его роль?

Внешний консультант - какова его роль?

П. РОЗЕНФЕЛЬД: «Задача таких специалистов - как можно быстрее вывести компанию из кризисного состояния, уберечь ее от банкротства, а банк-кредитор – от убытков»

Зачастую банки констатируют наличие в своих портфелях «плохих» корпоративных долгов, только когда компании- заемщики уже находятся на грани выживания. Между тем, есть возможность избежать такого развития событий, наняв внешнего консультанта – специалиста, который не только определит «болевые точки» бизнеса заемщика, но и разработает план вывода компании из кризиса. О роли таких специалистов, и о том, почему банкам выгодно прибегать к их услугам, рассказал в интервью NBJ Павел Розенфельд, партнер ООО «Berkshire Advisory Group»

Беседовала: Анастасия Скогорева

NBJ: Павел, тема проблемных активов обычно она оказывается на повестке дня, когда тот или иной актив уже попадает в разряд «плохих». Возможна ли успешная диагностика активов на ранней стадии возникновения у него проблем и принятие превентивных мер?

П. РОЗЕНФЕЛЬД: Я уверен, что да, это возможно. Но для этого необходимо, прежде всего, чтобы банки изменили свои подходы к оценке состоянию заемщиков. Сейчас преимущественно существует  формальный подход:  выполняет компания определенные нормативы и требования  – ну и хорошо, динамика этого выполнения «вписывается» в некий коридор – и прекрасно. Но, что стоит за этими показателями деятельности заемщика, не происходит ли «приукрашивание» управленческой или бухгалтерской отчетности компании – это банки, как правило, не в состоянии проверить. Или, точнее, не проверяют до тех пор, пока не выясняется, что у заемщика возникли реальные проблемы, в силу которых он не в состоянии дальше обслуживать свою задолженность в нормальном режиме.

Есть вполне очевидный критерий – отчетность компании из года в год остается «красивой», то есть на деятельность предприятия по каким-то причинам не влияет ни ухудшение рыночной конъюнктуры, ни сезонные факторы. Извините, но это невозможно: любая компания проходит через периоды спада и взлета. Если же, судя по ее отчетности, ничего подобного не наблюдается, значит, налицо «приукрашивание» действительности – и это почти наверняка предпринимается для того, чтобы скрыть от кредитора реальное положение дел.

Второй звоночек – дефицит ликвидности, который  компании  пытаются скрыть. Но бесконечно это делать невозможно, в конце концов, «всплывают» убытки на миллиарды рублей, о которых банк, конечно, не имеет ни малейшего представления.  А заемщик в подобной ситуации часто начинает вести себя хаотично – набирать кредиты, чтобы покрывать кассовые разрывы, закладывая и перезакладывая одни и те же объекты. Или вообще выводить активы, если понимает, что предприятие уже балансирует на грани банкротства. 

NBJ: Банкам, наверное, сложно уловить момент возникновения подобных проблем, потому что для этого ведь фактически надо анализировать весь производственный цикл предприятия.

П. РОЗЕНФЕЛЬД: Совершенно верно. При всем моем уважении, банки не могут себе позволить содержать огромный штат  узкопрофильных специалистов, которые в состоянии анализировать в достаточно регулярном режиме соответствие отчетности компании и реального состояния дел. Именно поэтому так важна роль внешних консультантов, которые анализируют не формальные показатели, а конкретные процессы компании- заемщика, находясь «внутри» предприятия. Они могут показать реальную картину, и весьма вероятно, что она будет  расходиться с той благостной картиной, которую пытаются нарисовать кредитору менеджеры предприятия. Едва ли в банке есть возможность вникать в учетную политику предприятия и проверять отчетность на соответствие.

NBJ: Внешние консультанты только раскрывают проблему или также разрабатывают план оздоровления компании?

П. РОЗЕНФЕЛЬД: В зависимости от задач, которые перед ним ставят. В одном случае это анализ  деятельности, причины кризиса ликвидности  и определение истинного размера «дыры» в балансе заемщика. В другом случае, на базе такого анализа они должны разобраться в сути проблем, отсечь лишнее, выстроить прозрачную и понятную для банка-кредитора систему контроля над заемщиком  и предложить комплекс мер, направленный на вывод компании из предбанкротного или кризисного состояния. При этом такой внешний консультант, конечно, должен быть наделен  четко определенными  управленческими полномочиями. Он должен настроить прозрачную и четкую систему управления предприятием  и контролировать выполнение плана оздоровления, утвержденного кредиторами. Если ему не делегируются эти полномочия, то его работа  не будет успешной. Полномочия предполагают и ответственность, что немаловажно. Есть консультанты, которые могут  написать и подготовить такой план, но не готовы брать на себя его выполнение и ответственность за результат.

NBJ: Очевидно, что держать такого человека в штате банка на постоянной основе – слишком дорогое удовольствие.

П. РОЗЕНФЕЛЬД: Совершенно верно. У любого крупного и даже среднего банка – огромные кредитные портфели,  десятки и сотни тысяч выданных корпоративных кредитов. Содержать в штате людей, знающих специфику каждой отрасли, каждой конкретной компании «от» и «до» - это путь в никуда. При этом надо понимать, что такой специалист  на предприятии должен работать весь рабочий день и  достаточно длительный период времени от полугода до нескольких лет. Мало того, наша практика показывает, что это не один специалист, а команда из нескольких людей с различной специализацией от юристов, финансистов до технологов.

NBJ: Тем не менее, именно банки оплачивают услуги внешних консультантов, которые априори недешевы?

П. РОЗЕНФЕЛЬД: Обычная практика – работу консультанта оплачивает предприятие, нуждающееся в оздоровлении. Консультант либо аккредитован при банке, либо имеет деловую репутацию на рынке, которая позволяет его привлекать на такие проекты на усмотрение кредитора, финансово-кредитная организация рекомендуют заемщику нанять его. Конечно, здесь может возникнуть вопрос – если банк не платит за это, то насколько он может контролировать работу консультанта? Ответ таков: подобные специалисты очень трепетно относятся к своей репутации, они не станут ради сиюминутной, пусть даже существенной выгоды, портить свой «портфолио». Их цель – предложить максимально прозрачный и эффективный план оздоровления компании, план реструктуризации задолженности, изменения структуры  управления, и уже с этими согласованными планами идти к кредитору. Если все это делается на хорошем профессиональном уровне, то банк согласится с этим планом, потому что для него, в конечном итоге, выгоднее потерпеть немного и дождаться, когда предприятие возобновит обслуживание кредита, чем обанкротить должника и списать убыток.  А задача консультантов - как можно быстрее вывести компанию из кризисного состояния, чтобы другие банки, столкнувшиеся с подобными проблемами, обращались к ним с новыми заказами.

Я бы хотел отметить еще один позитивный момент работы внешнего консультанта – причем позитивный как для кредитора, так и для компании, в которую он «внедрен». Его присутствие оказывает очень сильный дисциплинирующий эффект на всю деятельность заемщика – те действия, которые считались нормальными или, по крайней мере, допустимыми до этого, при нем совершать невозможно.

NBJ: А как можно отличить компании, которые действительно предоставляют комплекс необходимых услуг на высоком профессиональном уровне, от «самопровозглашенных» консультантов?

П. РОЗЕНФЕЛЬД: Очень просто – по их делам. Если у консультанта есть положительный опыт работы с проблемными активами, если из его «портфолио» очевидно, что благодаря его действиям несколько предприятий реально вышли из кризисного состояния – значит, он обладает необходимой компетенцией, и его привлекать для решения аналогичных задач. Понятно, что постепенно мы будем идти по тому же пути, что и страны с развитой экономикой – консультанты будут становиться все более «профильными», они будут специализироваться по конкретным отраслям. Это – нормальная модель  развития рынка. 


 

Ознакомиться с другими публикациями специалистов Berkshire Advisory Group


Автор: Павел Розенфельд, партнер Berkshire Advisory Group
Дата публикации: 1 марта 2014
Источник: Журнал NBJ (Национальный банковский журнал), №3, март 2014 г.